Conferința „Călugării de la Noul-Neamț păstrători ai paisianismului” a avut loc la Paris Posted on 18 May 2019    0 Comments;

Iubiți părinți, frați și surori,

În cadrul Cursurilor de Spiritualitate Ortodoxă, care se desfășoară lunar începând cu luna septembrie 2018 la Catedrala Sfintei Treimi din Paris, ieromonahul Iosif (Pavlinciuc) a vorbit participanților în cadrul întrunirii din luna aprilie despre Călugării de la Noul-Neamț păstrători ai paisianismului.

În continuare vă propunem lecturii prezentarea în limba rusă de la această lecție duhovnicească.

Următoarea prelegere va avea loc pe 24 mai 2019, la ora 19.00.

Tema conferinței: Arhimandritul Andronik Popovici: scriitor spiritual și stareț înțelept.

 

12 апреля.

 Иноки Ново-Нямецкого монастыря хранители паисианизма

 План:

  1. Введение.
  2. Устав монастыря.
  3. Представители Нямецкого братсва, продолжатели Паисиевского делания.
  4. Жизнь в новых реалиях: политических, географических, социальных.
  5. Исторические этапы.
  6. Вызовы современности.
  7. Заключение.

Ново-Нямецкий монастырь сохранил учение преподобного Паисия Величковского. Его возникновение имело целью воплощение в реальности уставов и традиций паисианского братства. Монастырь был основан в 1864 году через 98 лет, в 1962 был закрыт на 28 лет, а в прошлом году исполнилось 28 лет как монастырь вновь был восстановлен.

Интересна история основания монастыря. Для основания Ново-Нямецкой обители, братьям пришлось бежать из Нямецкой Лавры и Румынии, где власть господаря Александра Кузы посягнула на паисианский устав, свободу в управлении и братством и выборное начало, в Российскую Империю.

Как это происходило? Побег происходил почти по голливудски, как в нынешних боевиках. В сентября, вернее 26 числа, 1861 года, первые 10 братьев ночью, тайно покинули Лавру и пошли на Восток. Дойдя до Прута, перед ними возникла очень сложная задача. Как переплыть реку? Кто из Вас был на Пруту, заметили наверное что это узенькая река, почти в двое уже Сены, очень быстрая и переплыть ее довольно сложно. Бежавшая братья взяли с собой книги, церковную утварь, личные вещи. Переплыть ее было не реально с тем грузом какой везли с собой иноки Нямецкой Лавры. Они нашли деревянное корыто, которое послужило им лодкой и переправились на другой берег Прута, в Российскую Империю. Вскоре к ним прибыли еще 22 брата. Архиепископ Кишиневский и Хотинский Антоний Шёкотов приветствовал новоприбывших братий и разрешил им поселиться в местечке Немцень – имении Нямецкой Лавры. 32 брата-беженца Нямецкой Лавры прожили в этом месте две зимы. Им пришлось пережить тяжёлые испытания. Архимандрит Андроник описывает какие лишение претерпевали они. На всех братьев имелось всего 4 пары зимней одежды и обуви. Им приходилось меняться и выходить из по очереди. Храм в котором служили богослужения был в очень в плохом состоянии. Он не отапливался зимой, а щели в окнах и дверях делали его незащищенным даже от ветра. В воскресные и праздничные дни в храме служил священник местной общины, а братья ему только помогали. Естественно, соблюдать монастырский устав в таких условиях было не реально.

Несмотря на все трудности и ограничения, братия сохранили верность традиции Нямецкой Лавры, завещания преподобного Паисия и его дух.

Устав Нового монастыря во многом был скопирован с устава Преподобного Паисия, однако, имел и особенности.

Основные задачи устава были:

  • Исполнение правил Святых Отцов и Вселенских Соборов;
  • предписаний Паисия (Величковского), (9 раз упоминается его имя);
  • правил Нямецкой Лавры и
  • распоряжений Святейшего Синода Русской Православной Церкви

Не будем сегодня останавливаться на всех сходствах и различиях в уставах, но упомянем только некоторые, чтобы понять жизнь братии Ново-Нямецкого монастыря.

Один из основных принципов жизни преподобного Паисия и его последователей было изучение и использование на практике Святоотеческого наследия. Именно изучение Святоотеческого наследия один из основополагающих принципов, который связывает устав Нямецкой Лавры и Ново-Нямецкого монастыря. Устав Ново-Нямецкого монастыря должен был учитывать реалии 19 века, законы Российской Империи и местные условия Бессарабской губернии. В уставе прописаны очень четко все главы соответствующие уставу великого старца Паисия. Мы зачитаем, некоторые вещи из устава Ново-Нямецкого монастыря, чтобы легче было понять каким образом сохранялась связь с паисианским наследием. Вам известно, что Паисий Величковский делал переводы Святых Отцов на славянский и румынский языки. Эти свои переводы он вместе с братией зачитывал на трапезе или вернее после вечерней трапезы. Начиная с 15 ноября до пятницы 6 неделя Великого поста, то есть до следующей пятницы, каждый вечер перед Малым или Великим Повечерием происходило чтение святоотеческих трудов.

Архимандрит Андроник подробно объясняет, как это происходило в Ново-Нямецком монастыре: «Когда зазвонит в трапезной колокол, тогда должны обязательно все собраться в трапезу, где после ужина и собрании крох от хлеба, по преданию монастыря, архимандрит и старец или другой по его же назначению из среды братьев читает поучение подвижническое Великого Василия, или из книг о послушании и египетского патерика, или из других поучений Святых Отец : [по выше сказанному уставу как Добротолюбия и прочих]. По окончании чтения и по знаку старца монастыря иеромонах ударяет в колокольчик и чтец глаголет : « Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас ». Иеромонах : «Аминь». И встает старец, равно и прочии из-за стола и чтец глаголет обыкновенное благодарственное по ужине. Старец глаголет : « С нами Бог своею благодатию… » Чтец : « Аминь»[1] и начинается последование Великого Повечерия или Малого. Таким образом, мы видим что святоотеческие чтения были гармонично встроены в  монастырский богослужебный и бытовой ритм. В это время все должны были быть собраны вместе, даже если на ужине кто-либо отсутствовал, на чтение должен был прийти. Братия слушала предложенные чтения только после ужина, освободив столы от « укрух ». Отсюда можно сделать вывод, что именно таким образом читались и переводы Святых Отцов и другая духовная литература, при жизни преподобного Паисия.

Таким образом, видим что акцент ставился на изучении Творений Отцов Церкви. Возможно поэтому библиотека Ново-Нямецкого монастыря является одной из самых богатых молдавских монастырских библиотек. Она сейчас помещена в НАРМ и хранится отдельным фондом 2991.

 

Первые иноки Ново-Нямецкго монастыря

Мы уже упоминали о приключениях и особенностях бегства братии, остановимся на самом братстве и тех личностях, что не побоялись всех сложностей и препятсвий.

Кто они?

Это были игумен Феофан Кристя, схиархимандрит Андроник Попович, иеромонахи Севастиан, Аркадий, Иоасаф, Вениамин, Сильвестр, иеродиаконы Доментиан, Афанасий, монах Геронтий…[2] и другие. О первых настоятелях мы поговорим подробнее в следующей нашей лекции. Сегодня рассмотрим вкратце жизнь братий Ново-Нямецкого монастыря скончавшихся с 1882 по 1905 год.

Всего в 1882 году проживало в монастыре 47 насельников, из них 1 игумен, 8 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 16 монахов и 17 послушников[3].

В исследуемый нами период (1882-1905) скончалось 34 насельника среди них 2 настоятеля, 3 иеромонаха, 3 иеродиакона, 10 схимонахов, 10 монахов, 5 послушников. Скоропостижно скончалось 3 насельника, один из них утонул, но накануне исповедовался и прачащался, 11 насельников умерли от старости в возрасти 80-90 лет, остальные от болезней: желудка 3, рак 3,  чахотки 3, тиф 1, водянки 1 и других застарелых болезней остальные. Почти все скончавшиеся перед смертью исповедовались и причастились Святых Христовых Таин у одного из монастырских духовников. Только двое, скончавшиеся скоропостижно лишены были такой возможности.

  1. Монах Диомид (Дмитрий) скоропостижно скончался 10 сентября 1882 года, 61 года. Отпевали соборно. Погребен в ограде малой Свято-Никольской церкви[4].
  2. Игумен Феофан (Кристи) 21 октября 1883, 71 лет от старости. исповедовался и приобщился игуменом Андроником Поповичу. Погребено тело в одном из мест в склепе под спудом большой новой церкви Ново-Нямецкого монастыря[5].
  3. Иеромонах Севастиан (Сергий) 11 мая 1885, 59 лет от внутренних застарелых болезней, исповедовался и приобщился игуменом Андронику Поповичу. Погребен во дворе монастыря.
  4. Архимандрит Самуил (Дескопуло), 10 июня 1885, 74 лет, от старости, исповедовался и причастился иеромонаху Иоасафу. Во дворе монастыря[6].

В 1882 году, в монастыре проживали 47 насельников[7], среди них 15 выходцев из Румынии, один болгарин, из колонистов, и греческий архимандрит Самуил Дескопуло. В своем духовном завещание от 1882 и 1885 года о. Самуил пишет, что «1. Состояния как денежного так и недвижимого не имею, все же что может найтись после моей смерти все это оставляю в монастыре Ново-Нямецком, за то что приняли меня гостеприимно и я нашел свой покой (98 руб. 70 коп, 2 Креста: архимандритский и бронзовый, золотые часы и медаль[8]). 2. Исполнителем моего настоящего завещания назначаю моего духовного отца игумена Феофана и всех святых отцов находящихся в сказанном монастыре у которых находится все мое имущество, какое бы не оставил…. Прошу святых отцов похоронить меня как простого монаха без всяких церемоний»[9].

  1. Схимонах Севастиан (Стефан) 9 декабря 1885, 85 лет от старости, исповедовался и причастился, во дворе монастыря[10].
  2. Монах Феоктист (Тонтич Феодосий) 21 мая 1886, 79 лет от старости: исповедовался и причастился игумену Андронику, во дворе монастыря[11].
  3. Монах Ефрем (Гончан Евдоким), родился в Фирладянах Бендерского уезда, 31 октября 1887, от чахотки исповедовался и причастился у игумена Андроника, погребен во дворе монастыря[12].
  4. Иеродиакон Иосиф (Делеум Иоанн), 22 марта 1888, 44 лет, от внутренней болезни и проблемами с желудком. Исповедовался и причастился у игумена Андроника. Погребен в монастырском дворе.
  5. Иеродиакон Доментиан (Дионисий Фондос), 28 июня 1888, 53 лет от сильного расслабления в ногах и всего тела. исповедовался и причастился у иеромонаха Иоасафа, погребен во дворе монастыря[13].
  6. Послушник Иоанн Кузминович Платонов, отставной матрос, 17 января 1890, 61 года от роду от боли внутри и ноги, исповедовался и причастился у иеромонаха Сильвестра, на новом монастырском кладбище.
  7. Монах Илларий (Иаков Павлов), 8 февраля 1890, 63 лет от роду, от давней внутренней болезни. Приобщал иеромонах Герман. Погребен на новом монастырском кладбище[14].
  8. Иеромонах Сильвестр (Стефан Банчу), бывший эконом монастыря с 1873 года. Поступил в Нямецкую Лавру в 1853 году. В 1855 пострижен в мантию, архимандритом Нафанаилом, а в 1861 году прибыл в Бессарабию. В 1866 году рукоположен во иеродиакона, а в 1877 во иеромонаха. В 1888 году выбран духовником монастыря. 11 ноября 1890 году пострижен в великую схиму[15]. 15 июня 1891 года, 58 лет от роду, от паралича с последствиями, усилившимися около года. Исповедовался и причастился у архимандрита Андроника, на монастырском кладбище[16].
  9. Монах Исихий (Жосан Илия), 25 февраля, 39 лет, утонул. Исповедовался и причастился на первой недели поста у архимандрита Андроника, на монастырском кладбище.
  10. Схимонах Никифор (Ницеля Никита), 1 марта, 89 лет, от старости. исповедовался е архимандрита Андроника, причащал иеромонах Никанор, на монастырском кладбище[17].
  11. Послушник Пафилий Жиздан 23 сентября 1892, 40 лет от переворота кишок, исповедовался и причастился у иеромонаха Никанора, на новом монастырском кладбище.
  12. Послушник Мина Стеля, 3 октября 1892, 50 лет от чахотки, исповедовался и причастился у иеромонаха Никанора, на новом монастырском кладбище[18].
  13. Послушник Петр Балан, 8 апреля 1893 года, 76 лет от старости (старческой немощи). исповедовался и причастился у иеромонаха Никанора, на монастырском кладбище.
  14. Иеромонах Иосаф (Титов), вышедшей из Нямецкой Лавры, 16 июня 1893 года, 64 года от роду, исповедовался и причастился у иеромонаха Аркадия (?), на монастырском кладбище[19].
  15. Архимандрит Андроник (Попович), 12 августа 1893, 73 лет от роду, от рака в желудке и водянки, исповедовался иеромонаху Аркадию, причастил иеромонах Герман. Погребен на новом монастырском кладбище.
  16. Схимонах Иосиф (Чеботаренко) 19 октября 1893 года, 72 лет от старости, исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона. Погребен на новом монастырском кладбище[20].
  17. Схимонах Наркис (Цуркан) вышедший из Нямецкой Лавры, 17 ноября 1893, 77 лет от дряхлости. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на новом монастырском кладбище[21].
  18. Схимонах Авраамий (Морахой), бывший монах Авель, 6 июня 1894, 44 лет от чахотки. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на новом монастырском кладбище.
  19. Схимонах Даниил (Димитрий Драгомир), поступил в монастырь в 1883 году, 30 декабря 1884 года пострижен в мантию, архимандритом Андроником[22]. 1 юиля 1894, 86 лет от рака печени. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на новом монастырском кладбище[23].
  20. Схимонах Сергий (Софроний Попович), 27 декабря 1895, 75 лет от старческой дряхлости и внутренней болезни. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище[24].
  21. Схимонах Кессарий (Константин Гогу), овдовел поступил в монастырь в 1869 году. В 1875 пострижен в мантию игуменом Феофаном. Поведение хорошее[25]. 20 ноября 1896, 92 лет, от старости Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище[26].
  22. Схимонах Иоанн (Иосиф Передерия). В 1877 году поступил в Ново-Нямецкий монастырь; 6 сентября 1881 года пострижен в мантию игуменов Феофаном. Имел жену Елену, которая в 1867 году приняла монашество в монастыре Челик[27]. 14 января 1898, 97 лет от старости. Исповедовался и причастился у иеромонаха Варсонофия, на монастырском кладбище.
  23. Схимонах Нифон (Корчмарь), 25 мая 1898, 60 лет, от своей дряхлости. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище[28].
  24. Послушник Антон Мокан, 28 июля 1898, 30 лет от рака желудка. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище[29].
  25. Монах Тарасий (Квасник), 28 марта 1899, 61 года от простуды и кашля. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище.
  26. Монах Андроник (Бакчела), 23 мая 1899, 32 лет, скоропостижно. Погребен на монастырском кладбище[30].
  27. Монах Иоанникий (Иоанн Постолаки), 6 декабря 1899, 81 год от старости и дряхлости. Исповедовался и причастился у иеромонаха Акепсима, на монастырском кладбище[31].
  28. Иеросхидиакон Герасим (Георгий Погурский), 17 апреля 1901, 89 лет, от старости. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона, на монастырском кладбище[32].
  29. Монах Амфилохий (Алексий Сироткин), 10 апреля 1902, 35 лет от тифа. Исповедовался и причастился у иеромонаха Варсонофия. Погребен на монастырском кладбище[33].
  30. Монах Иринарх (Иван Возуян) из Алчедар Оргеевского уезда. Поступил в монастырь 25 мая 1882 и 15 августа 1886 пострижен в мантию игуменом Андроником. Поведение хорошее. Читает по-молдавски изрядно[34]. 18 августа 1905 года, 55 лет. Исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона. Погребен на монастырском кладбище[35].

Таким образом перед нами предстала картина первого поколения Ново-Нямецкого братства и обрисовалось призвание к Вечности первых 34 братий.

 Воинские повинности и пастырское окормление воинов

Монахи Ново-Нямецкого монастыря принимали участие в патриотической деятельности, добровольно служа в госпиталях и полевых лазаретах.

Во время русско-турецкой войны (1877-1878) в таком служение принимали участие: иеромонах Герман (Георгий Еремчой) с 1866 года поступивший в монастырь. В 1879 году «за примерное трудолюбие, неустанное усердие и сердечные внимания к больным и раненным воинам» получил Высочайше установленный знак Красного Креста[36]; иеродиакон Иосиф (Иоанн Делеул), пономарский сын, с 1867 года в Ново-Нямецком монастыре. С 1877 года по собственному желанию находился при архиерейском доме, присматривая за раненными и больными воинами. В 1879 году получил Высочайше установленный знак Красного Креста[37]. + 22.04.1888

Священник Иоанн Маржина, рукоположен был в 1847, как капеллан участвовал в Крымской войны (1853-1856), имел бронзовый крест на Владимирской ленте и бронзовую медаль на Андреевской ленте, с 1882 года насельник Ново-Нямецкого монастыря[38]. О дальнейшей судьбе его не известно.

В деле 207 Архива Ново-Нямецкого монастыря описывается подробно о братиях призванных к воинским повинностям и о начале первой Мировой войны.

В этой рукописи можно познакомиться со списками послушников призванных в ряды русской Армии.

Уже в 1914 году ряд послушников было зачисленные в ополчение 1 разряда

  1. Захарий Брагарь
  2. Тихон Емильянов Горчак
  3. Иван Унтила
  4. Илларион Бырка
  5. Петр Сандуленко
  6. Агафоник Болун
  7. Евфимий Чебан
  8. Иван Юрко
  9. Георгий Настас[39]
  10. Игнат Калашников
  11. Василий Адырев
  12. Исаакий Бунеско
  13. Семен Саракуца
  14. Авраам Андронаки
  15. Евфимий Степанович Бану
  16. Георгий Цуркан
  17. Алексий Гроссу
  18. Иоаким Тиника
  19. Николай Вебрашко
  20. Николай Валакий Мисеев
  21. Онуфрей Эксарт
  22. Иосиф Путина[40]

Затем находим список ратников или воинов, выходцев из стен Ново-Нямецкой обители, также бывших послушников:

  1. Чебан Евфимий Константинович
  2. Шелковенко Онисим Семенов
  3. Могильда Иван Николаевич
  4. Сандуленко Петр Иосифович
  5. Болун Агафоник Алексеевич
  6. Юрко Иван Кагонович
  7. Максим Онисимов Данилович
  8. Мунтян Артем Георгиевич
  9. Смочинский Марк Никанорович
  10. Погон Иоаким Иванович
  11. Чебан Феодор Михайлович
  12. Морарь Димитрий Георгиевич
  13. Рошиор Стефан Георгиевич
  14. Мельниченко Яков Тимофеевич
  15. Лунгул Иван Феодорович
  16. Крэчун Дмитрий Савович
  17. Лаптиакру Яков Андроникович
  18. Войнован Михаил Васильевич
  19. Вережан Григорий Захарович
  20. Вырлан Феодор Иосифович
  21. Лаптиакру Степан Иванович
  22. Сорочан Евфимий Парфеньевич[41].
  23. Евфимий Степанович Бану
  24. Василий Константинович Москаль
  25. Василий Захарьевич Мунтян[42]

Погонщики при монастырских повозках могли быть и монашествующие и лица в священном сане:

Иеродиакон Неонил,

Монах Геннадий,

Монах Ювиналий[43].

 

Список ратников из числа братства Ново-Нямецкого монастыря на сентябрь 1915:

Никифор Миртя

Петр Музыка

Иоанн Чебан

Иван Завтур

Илия Лашко

Тимофей Посторон

Михаил Мазуренко[44].

 

Помощь в лазарете Красного Креста в Бендерах совершали монашествующие и послушники

Монах Филарет

Послушник Иван Радия[45] рясофорный послушник Иоанн Врадий?[46]

Монах Фока[47].

Иеромонах Арсений и схимонахи Никанор и Митрофан[48] направлены на фронт для участия в Духовно-Санитарном отряде 19 октября 1916 года.

 

Богослужебная практика.

Как уже упоминалось Ново-Нямецкий монастырь старался в точности соблюдать предписания Преподобного Паисия.

В 1882 году об этом упоминалось в отчете на имя кишиневского архиепископа: «Богослужения в церквах сего монастыря отправляется на славянском и молдавском языках, а иногда и на греческом, по старому Типикону Св. Саввы, соблюдающемуся на Святой Афонской горе и в Молдавской Нямецкой Лавре по преданию блаженнейшего отца нашего старца Паисия»[49].

 

Провинности братии и практика исправительно-покаянного характера.

Среди братии были и нарушения и уклонения от монастырской дисциплины и грубые нарушения. Приведем несколько примеров. Так монах Иосиф (Иоанн Чеботаренко), пришедший в 1878 году Ново-Нямецкий монастырь имел запятнанное личное досье. В 1847 году он поступает послушником в Хынковский монастырь, в 1859 году его постригают в мантию, и уже в 1862 году на месяц лишают рясы и глобука с предписанием «употреблять на черных работах» и  переводят в Суручанский скит. Вскоре, в 1864 году его переводят обратно в Хынковский монастырь «за подачу ложного доноса, за строптивый характер и неодобрительное поведение». В 1876 году его переводят в Цыганештский монастырь, а в 1878 году Ново-Нямецкий. В 1882 году в характеристике указывается, что поведение у него «хорошее», а читает он по молдавски изрядно[50]. В Ново-Нямецком монастыре он провел остаток своих дней и в схимонашеском чине, 19 октября 1893 года на 72 году жизни, скончался «от старости». Именно так написано в метрической книге. Перед смертью исповедовался и причастился у иеромонаха Гедеона. Погребен на новом монастырском кладбище[51].

Судьба другого насельника тоже интересна. Иеродиакон Афанасий (Алексей Стефанович Твердохлеб) в 1863 году поступил в Успенский Челикский монастырь, находящийся в Нижне-Дунайской епархии, в 1866 году пострижен в мантию и рукоположен во иеродиакона. В 1880 году переведен в Ново-Нямецкий монастырь, где «дозволено ему жить впредь до усмотрения его вообще поведения». В 1882 году в характеристике данной всем насельникам монастыря напротив его имени указано: «читает и поет по-русски очень хорошо, пишет изрядно. Поведение хорошее»[52].

Эти краткие примеры, показывают что исправление ослушавшихся или провинившихся братий практиковалось и проводилось результативно. Конечно, можно найти и лиц неисправившихся либо ушедших навсегда из монастыря. Особенно это часто наблюдалось после открытия монастыря в 90 годы ХХ века и нулевые годы уже ХХ1 века.

·      Особенности братства Ново-Нямецкого монастыря в межвоенный период

Между двумя войнами община Ново-Нямецкого монастыря претерпевает значительные изменения. Численность братии колеблется от 140 в начале 1920-х годов до 109 в 1936 году. Интересно сгруппировать братьев по их происхождению, возрасту и образованию. Большинство братьев было молдавского происхождения. Например, в реестре 1920 года уточняется: из 131 брата русскими были 11 человек, 3 гагауза, 2 болгар, 2 «Малоросов» (украинцев), один еврей, остальные были румынами из Бессарабии . В 1929 году было 101 монах, среди которых 7 русских, 2 гагаузцев, 1 болгарин, а остальные молдаване[53]. В 1936 году ситуация была следующей: из 109 братьев 5 русских, 1 румын, 1 гагауз, 1 болгарин, 1 (приднестровец), все остальные молдаване.

Подавляющее большинство братьев получили начальное образование в местных сельских либо городских школах и в монастыре. В списке 1934 года содержится информация о высшем образовании: 3 брата имели дипломы духовных семинарий, 2  Богословского факультета Кишиневского университета, 3 певческой школы, 1 Одесского университета, 1 Кишиневской Высшей школы экономики, 1 явлляся студентом Свято-Сергиевского Богословского Института в  Париже (иеромонах Игнатий (Дымченко))[54], 6 пристарелых монахов оставались неграмонтыми[55]. Большинство братьев получили профессиональные знания и навыки в монастыре. Церковное пение, иконография, механика, агрономия и различные ремесла (сапожное, кузнецкое, плотническое, пошивочное) преподавалось в монастыре. В 30-е годы по инициативе настоятелей были организованы богословские курсы для кандидатов в священники[56]. Несколько братьев продолжили богословское образование в богословских школах: семинариях, университетах и академиях. Многие братья обучались в семинарии при монастырях Черника в Ильфовской области в Румынии, около Бухареста. В 30-е годы в этой семинарии обучалось 7 братьев из Ново-Нямецкого монастыря. Кроме того, некоторые братья продолжали учебу в университетах Кишинева, Черновцов и Ясс[57].

В архивах можно найти список братьев в 1920, 1929 и 1936 году. В 1920 году в монастыре был один игумен, один архимандрит, 13 иеромонахов, 9 иеродиаконов, 2 схимонаха, 79 монахов, 26 послушников, в общей сложности 131 братьев[58].

В 1929 году было 2 архимандрита, 6 протосингелов (награда соответвующая игуменскому сану), 19 иеромонахов, 11 иеродиаконов, 1 схимонах, 61 монах, 1 послушник в подготовке к монашеским обетам, 20 послушников и 30 подростков, находящихся на монастырском иждевении и обучени, в общей сложности 159 человек[59].

В 1936 году было 2 архимандрита, 5 протокингелов, 17 иеромонахов, 10 иеродиаконов, 1 схимонах, 57 монахов, 18 послушников, в общей сложности 110 членов[60]. Изменения объясняются смертью пожилых монахов, уходом подростков при достижении совершеннолетия в высшие школы и армию, создавая семьи и организуя самостоятельную взрослую жизнь, назначением на разные должности старшей братии (настоятелями скитов, работнитиков епархиальных управлений) или переводом в другие монастыри.

В списках 1920-х и 1936-х годов подростки в списках не обозначены. Можно увидеть рост числа священников (с 24-х в 1920 до 34-х в 1936 году) и уменьшение числа монахов (с 79 до 57). Список 1938 года указывает на число несовершеннолетних братьев в возрасте от 10 до 20 лет, их было 51 человек, большинство в возрасте от 17 до 18 лет[61]. (Обратим внимание, что многие подростки проживающие в монастыре были сиротами или брошенными детьми, как следтсвие Первой мировой войны).

Братья характеризовались за их моральные и физические качества и эти харктеристики сохранялись в списках разных лет. Например, в 1936 году упоминаются 3 брата как « достойные », 6 братьев – « прилежные » (которые работают быстро и хорошо), один брат – « хороший священник », 41 – « в резерве » (в ожидании послушания), 35 – « пожилых », 2 – « больных » и 1 – « пожилой и больной »[62].

Богатый аннотациями о моральных качествах братства, является список братии 1929 года. В нем подробно описываются физическое состояние и характерные особенности почти каждого насельника. Возьмем несколько примеров : «очень достойный, отличные качества» «достойный, выполняет свое послушание с усердием», «достойный, но болезнь мешает ему работать», «достойный, болен, но работает», «достойный, работает по своим возможностям», «сложный, упрямый, но трудолюбивый», «трудолюбивый и упрямый»; «Достойный, может быть еще более достойным, потому что у него хорошие качества, но он этого не желает», «достойный, может быть более достойным, если бы был более искренним», «недостойно себя ведет, пьянствует, но трудолюбивый. Его перевели в другой монастырь на исправление »; «недостойный, плохой, но трудолюбивый. Жаль, что постригли его в монахи»… и так далее.  В заключение обобщим: 26 братьев, упомянуты как „достойные”, 8 братьев – „очень достойные” и 52 братьев, отличительными аннотациями. Всего несколько человек охарактерезованы с негативной стороны[63].

Этот краткий анализ показывает, что у составителей анкет находилось хотя бы одно положительное качество, иллюстрирующее насельника, и это даже для тех, чья отрицательная оценка являлась очевидной. Таким образом, в течение 20-30-х годов ХХ века община Ново-Нямецкого монастыря выражается своим национальным, культурным и нравственным разнообразием.

Как и в семье, в монастыре братия участвуют в совместной жизни по мере своих способностей и возможностей. Благодаря сотрудничеству, уважению и солидарности в общине царила братская любовь и гармония.

Благодарю за внимание.

Ieromonaul Iosif (Pavlinciuc)

[1] Устав Ново-Нямецкого монастыря. НАРМ Ф. 2119 Оп. 2. Д. 32. Л. 93- 93 (обр).

[2] НАРМ Ф. 2119. Оп. 1. Д. 31. Л.

[3] Там же. Д. 31. Л. 829 (обр)

[4] НАРМ Ф. 2119 Оп. 1. Д. 80. Л. 3.

[5] Там же. Л. 4.

[6] Там же. Л. 13.

[7] Там же. Д. 31. Л. 829 (обр).

[8] Там же. Д. 112. Л. 2.

[9] Там же. Л.  18 (обр).

[10] Там же. Д. 80. Л. 14.

[11] Там же. Л. 20.

[12] Там же. Л. 25.

[13] Там же. Л. 29.

[14] Там же. Л. 43.

[15] Там же. Д. 88. Л. 116.

[16] Там же. Д. 80. Л. 49.

[17] Там же. Л. 56.

[18] Там же. Л. 57.

[19] Там же. Л. 63.

[20] Там же. Л. 64.

[21] Там же. Л. 65.

[22] Там же. Д. 88. Л. 51.

[23] Там же. Д. 80. Л. 70.

[24] Там же. Л. 75.

[25] Там же. Д. 88. Л. 49.

[26] Там же. Д. 80. Л. 82.

[27] Там же. Д. 88. Л. 31.

[28] Там же. Д. 80. Л. 88.

[29] Там же. Л. 89.

[30] Там же. Л. 92.

[31] Там же. Л. 93.

[32] Там же. Л. 99.

[33] Там же. Л. 102.

[34] Там же. Д. 88. Л. 52.

[35] Там же. Д. 80. Л. 109.

[36] Там же. Л. 821-822. Иеромонах Герман поступил в 1866 году в Ново-Нямецкий монастырь. В 1869 году пострижен в мантию игуменом Феофаном, а в 1879 рукоположен во иеродиакона. В 1881 году привлекался вместе с другими членами собора к управлению Ново-Нямецкого монастыря, однако уже 1882 году резолюцией архиепископа Павла от вверенной ему должности отстранен с «внушением в точности исполнять устав блаженнейшего старца Паисия по опасением исключения из числа братии сего монастыря». Такое решение принял архиерей, так как выяснилось, что поданное им прошение против игумена Феофана оказалось ложным. 3 июля 1886 года назначен настоятелем Суручанского скита и уже через год по собственному прошению вернулся обратно в Ново-Нямецкий монастырь. Там же. Д. 88. Л. 66-68. В 1890 году назначен эклезиархом и благочинным Ново-Нямецкого монастыря. Там же. Л. 118.

[37] Там же. Д. 31. Л. 824.

[38] Там же. Л. 822-824.

[39] Там же Д. 207. Л. 19

[40] Там же. Л. 20.

[41] Там же. Л. 23.

[42] Там же. Л. 27.

[43] Там же. Л. 29.

[44] Там же. Л. 39.

[45] Там же. Д. 208. Л. 4.

[46] Там же. Л. 7.

[47] Там же. Л. 20.

[48] Там же. Л. 24.

[49] Там же. Д. 31. Л. 832 (обр).

[50] Там же. Л. 825.

[51] Там же. Д. 80. Л. 64.

[52] Там же. Д. 31. Л. 819-820.

[53] Там же. Д. 271.

[54] Иеромонах Игнатий (в мире Ион Димченко) родился в 1905 году в городе Тигина. 5 декабря 1923 года он становится послушником в Ново-Нямецком монастыре. 4 октября 1930 года в храме преподобного Сергия Радонежского при Свято-Сергиевом Институте в Парижа. 7 октября того же года митрополиом Евлогием (Георгиевским) был рукоположен во иеродиакона. 20 июля 1934 был рукоположен во иеромонаха. Там же. Д. 271. Л. 51 ; и Д. 298. Л. 27.

[55] Там же.  Д. 298.

[56] Там же. Д. 266. Л. 206.

[57] Там же. Д. 297.

[58] Там же.  Д. 231. Л. 49.

[59] Там же.  Д. 279. Л. 63 (обр).

[60] Там же.  Д. 298. Л. 42 (обр).

[61] Там же.  Д. 297. Л. 76 (обр).

[62] Там же. Д. 298.

[63] Там же. Д. 271.

Comentarii

adaugă Comentariu

Completaţi formularul de mai jos pentru a adăuga un comentariu nou:
* *

Calendar Ortodox

Întreabă preotul

Programul slujbelor

Pelerinaje, Sfințenii

Resurse Ortodoxe

Arhive

Facebook

Twitter


© 2011 Comunităţile ortodoxe moldoveneşti din Eparhia Corsunului